Цветки, семена, плоды женьшеня и корень растения

Семена женьшеня — крошечные кругляши с шероховатой оболочкой, 20 штук весят около одного грамма. Свежие семена, извлеченные из плода — ягодообразной костянки, имеют мертвенно-белый цвет. По мере созревания они буреют. Любопытно, что чем старше и крупнее растение, тем большие размеры у его «детей» — семян. Прорастают они обычно после двух зимовок, при температуре 8—10 градусов, которая устанавливается в середине мая. Самой благоприятной для пробуждения семян женьшеня считается температура 12—15 градусов, причем влажность почвы не должна превышать 5—10 процентов. Если она будет больше 25 процентов, то семена не прорастут.
В первое в своей жизни лето женьшень как бы пробует свои силы. Стебель почти не формируется, его заменяет черешок, на котором распускается маленький трехраздельный листочек размером поменьше спичечной этикетки. Заметить его в лесу практически невозможно, да и распознать в нем будущий женьшень может только опытный ботаник или бывалый корневщик. Другим и в голову не придет, что это растеньице-заморыш лет через двадцать превратится в драгоценный корень жизни. В младенческом однолетнем возрасте собственно «корень» являет собой этакую худосочную спичку. А ведь и под землей идет упорная борьба за жизнь.

Если судьба убережет растение от мелких и крупных помех, то после третьей зимовки из-под земли робко вытягивается прямой тонкий стебелек. Растет он чрезвычайно медленно: за лето достигает лишь размеров капустной рассады. В этом отношении женьшень резко отличается от других трав, которые лихорадочно тянутся вверх, растут, как говорится, на глазах. Женьшень же предпочитает «не высовываться». 

 

Приобрести женьшень выращенный на приусадебном участке или ферме можно без усилий, а найти его в природе потребуется очень много времени.


На побеге, в зависимости от условий лета, развиваются один или два пятипальчатых листочки, какие и положено иметь настоящему женьшеню. В дальнейшем рост растений убыстряется, хотя каждый весенний старт начинается почти с одних и тех же исходных позиций. В идеальных условиях ни пятом году жизни женьшеня распускается уже три листа, затем четыре, пять... Черешки листьев отходят от стебля на одной высоте, поэтому образуется подобие розетки. Но идеальные условия складываются очень редко. Натуралисты, знатоки биологии женьшеня A П. Казаринов и И. Р. Козин, на счету которых десятки и сотни найденных корней, утверждают, что третий листок обычно появляется на 12—15 году жизни растения. Дальше развиваются последующие листья. Женьшень с шестью и семью листьями — явление редчайшее. Существует предание о полутора фунтовом женьшене восьмилистнике, якобы найденном каким-то крестьянином в десяти шагах от собственного жилья. Думается, что этот «восьмилистник» — плод воображения незадачливых искателей корня, людей азартных и мечтательных, верящих в Синюю птицу.


По числу листьев можно приблизительно определить возраст растения. Чем меньше листьев, тем точнее предполагаемый его возраст. А «пятилистником» может быть корень и шести, и двадцати, восьмидесяти и девяноста лет . Ориентировочно судить о возрасте женьшеня можно и по общей высоте побега, по количеству и величине плодов. Полное созревание растения, что выражается в образовании цветков и плодов, обычно наступает не раньше восьмой-десятой вегетации. Таким образом, «детство» и «юность» женьшеня заканчиваются примерно к десяти годам, хотя нужно делать поправку на годы «спячки» корня, которая бывает довольно часто. 

Иногда возмужание затягивается до двадцати лет. Такое медленное созревание более характерно для немногих видов кустарников и деревьев, но не для трав, даже многолетних, к которым относят женьшень.


В восьмую-десятую вегетацию из центра мутовки листьев выпячивается прямой тонкий цветонос, который в полтора-два раза короче стебля. Общая высота надземной части обычно достигает 40—60 сантиметров. Экземпляры высотой 70—80 сантиметров встречаются столь же редко, как люди ростом за два метра. На верхушке цветоноса формируется довольно компактное зонтиковидное соцветие с 10—15 цветками.


Цветет женьшень со второй половины июня, на уровне биологического вида цветение продолжается 20—30 дней, а отдельного экземпляра — одну-две недели. Чем старше растение, тем больше образуется цветков, а значит, и плодов. Изредка значительно ниже соцветия, прямо на стебле формируются одиночные цветки, которые затем дают нормальные плоды. Сборщики называют такие одиночные цветки указателями. Существует поверие, что они обозначают направление, которого нужно придерживаться при поисках сородичей маточного растения. Цветки распускаются не все сразу. Вначале зацветают крайние, периферийные, а затем раскрываются расположенные ближе к центру. Такое цветение ботаники называют центростремительным. Цветки женьшеня не радуют глаз красотой и не впечатляют размерами. Они имеют крохотную зеленую чашечку, пять бледно-зеленых лепесточков длиной полтора миллиметра, загнутых внутрь, края их покрыты белыми сосочками, так что получается белая каемка, пять белоснежных тычинок и маленький пестик с двух- гнездой завязью. Двуполость цветков еще раз свидетельствует о древнем происхождении растения. Оплодотворение происходит путем самоопыления, и это, в общем, выгодно для одиночных лесных трав. Цветки источают слабый медовый запах. Там, где женьшень растет группами, что бывает нечасто, в опылении участвуют мухи, стрекозы, шмели и осы.


В первый год цветения на одном растении образуется всего два-три плода, а иногда они вообще отсутствуют. Второе цветение приводит к формированию шести — десяти плодов, в каждом из которых заключено по одному-два семени-косточки. В особо благоприятных природных условиях одно растение может дать 70—80 плодов, следовательно, 160 семян. В исключительно редких случаях, которые ботаники знают наперечет, число плодов доходит до 150. Вначале зеленые, они со второй половины июля буреют, а полное их созревание приходится на август — начало сентября. К этому времени обычно приурочивают поиски и заготовку корня женьшеня. Растение с кроваво-красными ягодообразными плодами легче обнаружить в тенистых местах, да и сам корень набирает полную силу.
Ярко-красные плоды женьшеня, рельефно выделяющиеся на буром фоне лесной подстилки, привлекают птиц, которые охотно поедают их. «Плата» за корм для пернатых недорогая, но вот для женьшеня она достаточно высока: так распространяются семена подальше от места своего рождения. Давно замечено, что рябчики, дрозды и сойки часто встречаются неподалеку от плодоносящего женьшеня. Перелетев после кормежки на другое место, пернатый «транспорт» может попасть в зубы колонка, соболя или другого хищника. Вполне вероятно, что там, где будет растерзана зазевавшаяся птица, выпавшие из ее зоба семена женьшеня могут дать всходы. Кроме того, семена попадают в почву и вместе с экскрементами птиц — пребывание в кишечнике не только не губит их, а, наоборот, повышает всхожесть, ускоряет созревание зародыша.


Второй путь распространения семян — самосев, или, по терминологии ботаников, автобарохория, что означает «самостоятельное распространение за счет силы тяжести». Его пространственная эффективность небольшая, так как плоды кучкой падают на землю возле родительского растения. Если на опавшие плоды не наткнутся вездесущие мыши и бурундуки, то через несколько лет на этом месте могут появиться групповые всходы женьшеня.


Семейство женьшеня может состоять из десяти-двенадцати растений, а разновозрастные скопления иногда насчитывают несколько десятков экземпляров. В такой группе выделяются одно-три растения, остальные, так сказать, прозябают, поэтому удачливые сборщики, встретив такую группу, с величайшей осторожностью выкапывают их и пересаживают в укромное место. Однажды известный дальневосточный лесовод Н. В. Усенко в верховьях реки Комаровки случайно набрел на группу женьшеня, в которой насчитывалось около тридцати разновозрастных корней.


В редчайших случаях, примерно единожды из тридцати трех находок, взору неутомимого искателя открывается двух- и даже трехстебельный женьшень. Радость сборщика корней легко понять, так как многостебельность надежно свидетельствует о солидных размерах скрытого в земле корня.


Если строение надземной части женьшеня в определенной степени однотипно, то подземная часть отличается большим разнообразием. За немногими исключениями судить о форме и размерах корня по «наружной» части растения невозможно. У вполне оформившегося семи — восьмилетнего растения в подземной части выделяется шея — тонкая часть корневища, из которой вырастает стебель, затем головка — верхняя утолщенная часть корневища, тело корня — самая массивная часть, которая идет вниз до разветвления на отростки. Еще различают нежные мочки, длинные нитевидные корешки с маленькими узелками. Отростки, отходящие от тела корня, называют основными, а те, которые отходят от корневища-шейки, именуют дополнительными. Подземные части корня беловатые с желтым оттенком. По мере старения желтизна усиливается и приобретает восковой вид. За отдаленное сходство с фигурой человека искатели женьшеня, не чуждые поэзии, ввели свою терминологию. Они различают «головку», «шейку», «косу», а если от «тела» отходят раздвоенные основные отростки, то их называют «ногами». Такой корень считается «мужским», или попросту «мужиком». Различали также «женский» корень, «бородатый», «крабовидный»... У некоторых экземпляров почтенного возраста иногда главный корень чахнул и хирел, хотя боковые отростки выглядели вполне солидно. Про такой говорили — «корень без хозяина».


Среди всех частей корня особенно ценится «тело», поэтому его размер и вес положен в основу товароведческой классификации. В «спячке», процессе, довольно распространенном среди растительного мира, корень способен пробыть многие годы. По продолжительности покоя и непредсказуемости его причин женьшень смело можно считать рекордсменом. В «спячке» корень не  
растет, поэтому определить его абсолютный возраст по размерам и весу практически невозможно. По следам или рубцам на корневище, которые остаются вещественным доказательством ежегодно отмирающего побега, можно с относительной долей достоверности заключить о том, сколько лет растение было в активном состоянии. С возрастом корневище с отметинами раздается в толщину и рубцы, образованные в ранние годы, зарастают. Находили корни весом 90—100 граммов, корневища которых имели всего 13—18 рубцов, что явно не соответствовало действительному возрасту корня. По-видимому, способ определения года рождения женьшеня по числу рубцов на корневище применим для молодых корней, не старше 12—15 лет. Путаницу создает и то обстоятельство, что у некоторых корней в один год сразу образуется два-три стебля, которые оставляют столько же «автографов». Уточнить возраст можно по главному корню. После того как надземные части осенью отомрут, тело корня несколько сокращается, он втягивается в землю, и поэтому на нем образуется кольцевая морщина. Но «кольцовка» позволяет судить лишь о количестве активных лет женьшеня. В годы покоя морщины не образуются. Общая продолжительность «сна» корня, так же как предельные его сроки, остаются невыясненными.


По суммарному числу деятельных лет растения накоплен большой материал. В принципе закономерность «чем крупнее и тяжелее корень, тем он старше» остается верной. Считается, что начиная с седьмого- восьмого активного года корень ежегодно прибавляет в весе самое большее один-полтора грамма. Средний вес 20—25-летних корней обычно не превышает 30 граммов. Каков же предельный вес и возраст корня жизни? В последние годы корень весом более 100 граммов считается крупным событием районного масштаба, а находка женьшеня весом в 300 граммов — уже сенсация краевого и всесоюзного значения. В октябре 1971 года газета «Тихоокеанская звезда» сообщила о находке в Дальнереченском районе Приморского края корня весом 320 граммов. Всесоюзная газета «Лесная промышленность» 25 октября 1973 года информировала читателей о необыкновенной удаче лесорубов, которые в верховьях реки Бикин наткнулись на женьшень, весивший 363 грамма. В 1953 году И. В. Грушвицкий изучил и зарисовал корень весом 390 граммов, возраст которого он определил в 400 лет. Однако непревзойденным по весу в нынешнем столетии остается корень, обнаруженный в 1905 году неподалеку от железнодорожной линии, связывающей Владивосток с нынешним Партизанском. По свидетельству В. К. Арсеньева, этот «чемпион» и «патриарх» весил 600 граммов.
Известно немало исключений из правила «чем старше, тем тяжелее». Одному экземпляру женьшеня, как определил И. В. Грушвицкий, было не меньше 140 лет, но он едва вытянул 23 грамма. Это значит, что ежегодно он прибавлял в весе по 164 миллиграмма. Такой ничтожный среднегодовой привес — явление из ряда вон выходящее во всем растительном мире.

.
.
Меню